Любопытство не порок, а средство достижения цели.
название: ДРАКОН
фэндом: ориджинал
жанр: Славянское Фэнтези
статус: неокончен.

 

 

Дорога вилась между деревьев. Даже не дорога, а заброшенный летник, по которому если и ездили, и то всего раз или два в месяц. По обеим её сторонам тянулся еловый бор. Настолько густой и настолько тёмный, что большинство людей не сунулись бы туда даже за слиток золота. Да и вообще вся эта местность пользовалась недоброй славой.

Но странник, который шёл по этой дороге, не удосужился спросить у знающих людей. Вернее странница. Это была девушка. Но на ней были штаны и рубаха такого жуткого и потрёпанного вида, что на пол того, кто скрывается под всем этим тряпьём никто и не обратил бы внимания. А если бы и обратил, то, скорее всего, принял бы девушку за мальчишку.

Точнее было бы сказать, что девушка не шла, а тащилась. Тащилась, не обращая внимания на сгущающиеся сумерки, на накрапывающий мелкий дождь.

Выглядела девушка под стать тому заброшенному месту, по которому шла. Грязные спутанные волосы. Драная одежда, которой побрезговал бы даже последний нищий. Босые, сбитые в кровь ноги. И выражение полного безразличия и усталости на грязном исцарапанном лице.

Итак...

...Девушка тащилась по дороге. Сгущались сумерки. Вокруг не было ни одной живой души. Даже птицы не пели. Лес вокруг казался каким-то неописуемо огромным и неприветливым живым существом. Казалось, что его хищные лапы вот-вот протянутся за глупым путником, отважившимся идти этой дорогой сквозь ночь.

Но это не волновало путницу. Она вообще была равнодушна к тому, что происходит вокруг. Она брела сквозь наступившую ночь по разбухшей от дождя дороге.

Внезапно сквозь ночную тишину леса, разбавляемую шорохом дождя, послышался шум пробирающегося сквозь этот самый лес какого-то существа. Девушка не остановилась, но как-то вся подобралась. Она прекрасно слышала, что существо не просто бредёт через чащу, а направляется непосредственно к ней. Однако путница шагу не прибавила. Как брела, так и продолжала брести сквозь ночь и дождь.

Между тем существо приближалось. Его целеустремлённости можно было лишь позавидовать. Оно, казалось, не замечает преград на своём пути, и движется как по ровному полю.

В нескольких метрах перед путницей бесшумно раздвинулись деревья, и на дороге появилось существо, преследовавшее её. Это был огромный волосатый мужчина. Но глаза его отражали небогатый ночной свет, словно он был зверем. Девушка остановилась. Несмотря на темноту, она прекрасно видела всё вокруг. Некоторое время назад она обнаружила у себя этот бесспорно полезный дар, хотя ничуть ему не обрадовалась.

Несколько долгих мгновений путница и мужчина смотрели друг на друга. С губ девушки сорвался стон. Но не стон отчаяния, а стон человека, которому всё смертельно надоело. Это вывело из оцепенения мужчину. На глазах он стал изменяться. Лицо превратилось в звериную морду, тело стало телом зверя, одежда слилась с шерстью. Существо оскалилось, но продолжало стоять на месте. Причём, как не странно, оно осталось прямоходящим.

Девушка сделала шаг назад. Существо шагнуло к ней. Девушка остановилась. Существо сделало ещё четыре шага к девушке, и тоже остановилось. Девушка сделала почти незаметное движение рукой. В руке тускло сверкнул кинжал. Существо оскалило клыки и двинулось на девушку.

Существо бросилось вперёд. Девушка прыгнула на встречу. Комок из шерсти и лохмотьев рухнул в дорожную грязь, прокатился с метр и застыл. Шерсть и лохмотья разделились. Существо осталось лежать в грязи. Девушка, пошатываясь, поднялась. В руке её был окровавленный клинок. На боку, под левой рукой, расплывалось пятно крови.

Путница неверной рукой убрала кинжал, даже не стерев с него кровь, и не оглянувшись на поверженное существо, двинулась дальше. Походка её была ещё более неровной, чем до схватки. Девушку шатало, но она продолжала идти дальше. Однако не прошла она и десяти метров, как ноги её подкосились, и она рухнула в грязь. Попыталась встать. Это ей почти удалось. Но всё-таки силы её иссякли, и она рухнула снова, потеряв сознание.

Тучи в небе на несколько секунд разошлись, и в разрыве сверкнула полная луна. Она отразилась в глазах филина, сидящего на дереве. Птица мотнула головой и с криком сорвалась с ветки.

Через некоторое время лес вновь бесшумно раздвинулся, и на дорогу около девушки выскользнул высокий жилистый молодой мужчина. Над его головой недовольно ухнул филин.

-Вижу... - проворчал мужчина низким, чуть хриплым голосом, и подошёл к девушке.

Он присел рядом с путницей, заглянул ей в лицо. Затем протянул руку и дотронулся до кровавого пятна. Снова заглянул в лицо девушки. Хмыкнул. Подхватив на руки путницу, поднялся на ноги. Шагнул в лес и словно растворился в нём.

 

Мужчина двигался по лесу быстро и бесшумно. Он точно определял направление своего движения. Вернее просто знал его. К тому же он нёс девушку очень бережно, чтобы не потревожить её раны. И всё же он двигался очень быстро. Слишком быстро для смертного.

Спустя час мужчина вышел на небольшую поляну посреди непроглядного леса. На поляне стоял большой дом, срубленный из вековых дубов. В слюдяных окнах теплился жёлтый свет.

Мужчина поднялся по ступеням, распахнул дверь и вошёл в дом. Филин влетел следом. В доме горели свечи. Печь была истоплена. На печи стояли чугуны и горшки, из которых исходил потрясающий запах еды. На лавке возле печи сидело маленькое мохнатое человекообразное существо и плело толстую верёвку из нескольких тоненьких. Увидев, что мужчина не один, существо бросило своё занятие и проворно юркнуло за печь.

- Чего всполошился? - мужчина усмехнулся в усы. - Лучше воды согрей да трав завари. Гостю нашему помощь требуется. Да дверь притвори, а то всё тепло повыдует.

Существо вылезло из-за печки и протрусило закрыть дверь. Затем засуетилось у печи.

Девушка не приходила в сознание. На лице её сквозь грязь проступила испарина. Спутанные грязные волосы прилипли к лицу. Мужчина положил её на лавку и начал раздевать. Стянув с путницы грязные лохмотья, он тихо охнул. Перед ним предстало исхудавшее, грязное, покрытое ссадинами и ранами, но, несомненно, женское тело. На левом боку было несколько глубоких и грязных рваных ран. И они явно начинали воспаляться.

-Воды! - обратился мужчина к существу у печки.

То подхватило горшок с плиты прямо голыми лапками и шустро потрусило к хозяину дома. Мужчина принял горячий горшок тоже голыми руками, разбавил кипяток водой из ведра, что стояло неподалёку, и, взяв со стола тряпицу, принялся промывать девушке раны. От этих болезненных прикосновений она даже не вздрогнула.

Промыв раны, мужчина подошёл к сундуку у стены и порывшись в нём, вернулся с небольшим горшочком. Открыв горшочек, он стал доставать из него снадобье и наносить его толстым слоем на раны. Снадобье мгновенно впиталось. Сочившаяся из ран кровь тут же остановилась. Мужчина отставил горшочек, взял чистую тряпку, и остатками воды вымыл девушку. Намазал снадобьем ссадины и царапины на её лице и теле, и они чудесным образом исчезли. Взяв нож, он обрезал грязные колтуны, в которые превратились её волосы.

- Тряпку дай. Завернуть её надо. - сказал мужчина существу.

Существо порылось в другом сундуке и вытащило на свет большой кусок полотна. Подавая полотно, существо опасливо покосилось на девушку и быстро шмыгнуло к печке.

Мужчина приподнял спасённую, завернул в полотно и подхватил её на руки. На этот раз он держал девушку значительно бережнее. Он пронёс её через комнату и вошёл в другую. В ней стояла большая кровать с периной. Мужчина положил девушку на кровать, укрыл её большой шкурой и вышел обратно.

В дверях он наткнулся на мохнатое существо. То выглядывало из-за двери.

- Ну что, Горша? Не нравится тебе? Вот и мне тоже... - вздохнул мужчина, обращаясь к существу, и уселся за стол.

- Зачем притащил её? - спросило существо скрипучим голосом.

- Она оборотня убила. - мужчина закрыл глаза и откинулся спиной на стену.

- Она женщина. - Горша забрался на стол и встал подбоченясь напротив мужчины.

- Я этого не знал.

- Она опасна, Светозар, выгони её! - Горша топнул ногой.

- Не могу. - Светозар открыл глаза и посмотрел на Горшу, покачав головой. - Не знаю... Что-то с ней не так. Не знаю что, но она... другая.

- Другая... - передразнил его Горша и сел на столе, скрестив ноги. - Давно ты бабы не видел, вот и вся другая.

- Горша, ты кто? Домовой? Вот и займись домом. А с этим я уж сам как-нибудь разберусь. - Светозар улыбнулся, показав острые как у хищного зверя зубы.

Горша фыркнул как рассерженный кот и живо соскочив со стола посеменил к печке. Светозар снова закрыл глаза и погрузился в думы.

- Кто же ты... - прошептал он.

 

Наутро Светозар проснулся от крика. И тут же понял, что это кричит девушка и бросился в её комнату. Она металась в бреду, и то что-то бормотала, то дико кричала, переходя чуть ли не в рык. Светозар подскочил к ней, сгрёб её в охапку, и стал укачивать.

- Горша! - позвал он, - Сонное зелье быстрей тащи.

Тут же появился домовой с небольшой склянкой.

- Одно разорение с этими бабами... - проворчал он, протягивая склянку.

Светозар не обратил на это внимания. Он схватил склянку и силой влил девушке в рот снадобье. Через минуту она перестала метаться, задышала ровнее и погрузилась в глубокий сон. Светозар уложил её удобнее в постель, и вновь укрыл одеялом. Сам же сел на край кровати и уставился на Горшу.

- Чего?.. - пробормотал домовой.

- Что-то жрать хочется. - Светозар улыбнулся. - Я её пока подлечу, а ты сваргань мне чего-нибудь.

Горша кивнул и умчался из комнаты. Светозар повернулся к девушке. Что-то в её облике вызывало у него смутное ощущение тревоги, и он принялся внимательно её разглядывать. Исхудалое бледное лицо, тёмные брови и ресницы, грязные, наскоро обрезанные им самим, рыжеватые волосы, полные губы, которые когда-то может и были мягкими, но теперь их покрывали трещинки и запёкшаяся кровь. Тело девушки также было исхудавшим, хотя ещё не до такой степени, чтобы обвисла её не очень большая грудь. Мышцы по всему телу рельефно выделялись, как у парней, на животе были видны квадратики. Всё тело покрывали различного вида и конфигурации шрамы и шрамики. Но всё же это была девушка, причём довольно привлекательная не смотря ни на что. Светозар поймал себя на том, что не отрываясь смотрит на живот девушки и представляет, как он ласкает это тело.

Светозар с трудом отвёл взгляд и судорожно вздохнул. Он резко поднялся на ноги и отправился за лекарствами. Вернулся он через минуту с небольшим сундучком, который скорее можно было назвать ларчиком, если бы он не был сработан из дерева, да ещё и так грубо. Молодой человек поставил его на кровать и открыл. Затем извлёк из недр сундучка несколько маленьких горшочков и скляночек, открыл их, и стал обмазывать этими снадобьями тело и лицо девушки. Кожа её на глазах начала разглаживаться. Маленькие шрамики исчезли, большие рубцы стали бледнеть и уменьшаться. На лице не осталось ни одного шрама и ни одной царапины. Губы сделались мягкими и пухлыми, как им и положено.

Закончив, Светозар убрал снадобья обратно в сундучок, и, взяв его, направился к выходу. На пороге он обернулся и посмотрел на девушку. Теперь уже гладкая кожа, приоткрытые во сне губы. Хороша. Светозар вышел из комнаты, поставил сундучок на лавку и вздохнул.

- А я говорил, что надо от неё избавиться. - язвительно скрипнул Горша.

- Лучше молчи... - Светозар плюхнулся на лавку. - Все вы умные, пока вас не коснётся. Что, забыл небось как сам за кикиморами ухлёстывал? Ладно, давай, есть неси.

Горша тут же развил очень бурную деятельность, и через минуту на столе стояли горшки, горшочки, миски, крынки, из которых восхитительно пахло съестным, да сверх того ещё и бочонок с хмельным мёдом. Сам же Горша пристроился на высоком пне, стоящем у стола, и доходящем своим верхом почти до столешницы. Молча принялись есть. Горша ёрзал на своём месте и в конце концов не выдержал:

- Ну чего... Я же ничего... Я того... Ну этого...

- Чего этого? - передразнил его Светозар.

- Твоя девка, сам и разбирайся! - буркнул Горша. - Я как лучше хотел.

- Ну, девка не моя. - Светозар глянул из-под свисающих на глаза волос. - А разбираться точно придётся, причём явно долго и с огромной кучей неприятностей.

 

После обеда Светозар ушёл в лес и пропадал там почти до заката. Зато вернулся с большой сумой на плечах, и с довольным выражением на лице. Плюхнув мешок в сенях, он вошёл в дом и вопросительно взглянул на Горшу.

- Спит она. - недовольно проворчал домовой. - Ходишь-бродишь по лесу, а я присматривай за твоими девками. Не нянька я!

- Ну не злись! - рассмеялся Светозар. - Лучше на стол собери.

Сам же он прошёл в комнату, где лежала девушка, и остановился у кровати. Пару минут он её разглядывал, затем вышел из комнаты.

На столе уже было полно всякой снеди, и Светозар, плюхнувшись на лавку, с аппетитом принялся уничтожать содержимое горшков и мисок. Горша сел рядом на лавку. Некоторое время Светозар ел молча, потом повернулся к домовому и вопросительно на него посмотрел. Горша поднял взгляд, почесал рукой за ухом и тяжело вздохнул.

- Я не знаю... - как бы извиняясь произнёс домовой.

- Но что-то ты всё-таки учуял? - Светозар опустился на колени перед сидящим на лавке Горшей, оказавшись на полголовы ниже того.

- Она не отсюда.

- Ну то что она пришлая, я знаю и без тебя. - передёрнул плечами мужчина.

- Нет. Ты не понял. - Горша покачал головой. - Её вообще не должно быть на этой земле. Она никто. Её нет. И не было. Никогда. Понимаешь. А если бы ты не прохлаждался в этом лесу уже второй век, то мог бы сам заметить это. Да и узнать ты можешь побольше моего. Ты и сам это знаешь. Спроси богов!

Светозар отпрянул как от удара, вскочил и быстрым шагом вышел во двор. Круглая луна светила над лесом. На дальнем болоте орали лягушки. Кузнечики пели свои песни. Он оглянулся на дом, на его светящиеся окна и сорвался с места. Он бежал, не разбирая дороги сквозь ночной лес. Бежал долго, очень долго. Остановился он лишь выбежав на поляну перед озером.

В лицо Светозару светила луна, но он не видел её. Глаза его были закрыты, руки безвольно опущены вдоль тела. По щекам от глаз к щетине пролегли блестящие мокрые дорожки. Над его головой ухнул филин. Светозар вздрогнул, открыл глаза и уставился на озеро.

- Я не хочу... - прошептал он. Затем поднял голову к небу и крикнул: - Слышите, боги! Не хочу!

От озера послышался тихий смешок. Светозар оглянулся на звук. На отмели стояла красивая обнажённая девушка. Она хихикала, прикрывая рот прядью длинных серебристых волос.

- Что, Светозарушка, опять жизнь хитрей тебя оказалась? - хихикнула девушка.

- Хоть ты сгинь. - раздражённо бросил мужчина.

- Эх, Светозар, Светозар. Я ж помочь тебе хочу, а ты... - девушка с укором покачала головой.

- И чем же ты мне помочь можешь? Ты, нежить, русалка холодная?

- А помнится ты и другое мне говорил, и холодной не называл... - русалка дёрнула плечиком, подошла к Светозару и дотронулась рукой до его лица. - Поговори с ними.

Светозар покачал головой. Русалка обняла его, приникла к нему всем телом, лаская. Светозар оторвал её от себя и отшвырнул в сторону.

- Пошла вон!

Русалка оскалилась, показав острые зубки.

- Хочешь стать человеком? Тебе это никогда не светит. Скажи папочке спасибо. - и нырнула в озеро.

Светозар остался стоять, глядя в небо.

 

Когда небо посеребрило приближающееся утро, Светозар вздохнул и подошёл в плотную к воде. Немного поколебался, не раздеваясь шагнул в воду и поплыл к центру озера, туда где находился маленький круглый островок. Он плыл легко, будто не плыл вовсе, а летел. И через пару минут мужчина уже выбирался на берег острова. Вблизи было видно, что это не просто остров, а древнее капище. За плотной стеной деревьев вкруг стояли идолы. Да не простые, деревянные, а каменные. Они были сделаны настолько искусно и реально, что казалось сейчас сойдут со своих мест. В центре стояли идолы Всетворца и Перуна.

Светозар медленно вошёл в круг идолов. Подошёл к Перуну. Дотронулся до его каменной руки. И упав на колени, со стоном прижался лбом к ногам каменного истукана.

- Отец... - простонал он. - Отец... Почему мне не позволено просто жить, как другим...

- Потому что ты мой сын. - послышался за его спиной густой низкий голос.

Светозар обернулся. Перед ним стоял мужчина. Воин. Огромного роста. С длинными чёрными волосами и такого же цвета бородой. В кольчуге белого металла. С мечом на левом бедре. Стоял и улыбался.

- Отец... - выдохнул Светозар.

Он поднялся с колен и подошёл к воину.

- Почему ты оставил меня, Перун? Отец?

- Ты сам отказался от нашего родства сто восемьдесят три зимы назад.

Бог положил правую руку Светозару на плечо, левой приподнял его голову за подбородок, и заглянул в лицо сыну.

- Прости меня, отец... - Светозар опустил глаза.

- Посмотри на меня, сын. - требовательно произнёс Перун. - Почему ты хочешь отказаться от своей судьбы?

- Я плохой сын. Я слишком слаб, чтобы нести ту судьбу, которую ты мне уготовил.

- Ты должен делать то, ради чего родился. Детей и слуг Чернобога всё больше и больше приходит в этот мир. И если не воины Светлых богов, то кто очистит землю от всей этой мерзости?

- Я устал от этого, отец.

- Светозар, ты прожил уже больше пяти сотен зим. Ты воин. Хоть и отрёкся от своего предназначения. Но сейчас всё меняется. В нашем мире появился чародей, который способен разрушить всё, что есть на земле. Мы, боги, конечно останемся, но вот всё остальное превратится в прах.

Светозар поднял глаза на Перуна.

- Это не возможно...

- Возможно, как это не печально. - вздохнул бог. - Возможно. В том то вся и беда. И девочка, которая лежит у тебя в доме - доказательство этому. Она ведь ещё не родилась. Да и родится не в этом мире. Ты ведь и сам почувствовал что с ней что-то не так, ведь правда? Она издалека. И не по своей воле здесь. Это чародей своим заклинанием случайно перенёс её сюда. И теперь за ней охотятся его слуги. И ей придётся его убить, если она хочет выжить. А тебе придётся быть рядом с ней, если ты хочешь, чтобы этот мир выжил.

Перун погладил сына по голове.

- Но вы боги. Спасать тот мир, который вы сами создали, это ваше дело. - Светозар пытался разглядеть в тёмных глазах отца хоть что-то.

- Этот мир принадлежит людям. - покачал головой бог. - И в тебе и в том чародее кровь людская. Хоть немного, но она есть. Это ваша война. Между богами идёт своя война. Она там. А здесь отголоски того, что происходит с нами.

- Отец, что же мне делать теперь, после того, что ты мне сказал?

Перун улыбнулся.

- Ты сам всё знаешь. Ты мой сын, в тебе моя кровь. Иди.

- Если ты мне будешь нужен...

- Позови, сын, и я приду...

Перун сделал шаг назад. Поднял руку в прощальном жесте. И... Исчез.

 


@темы: ориджинал, ДРАКОН