Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:56 

ЧУДОВИЩЕ

Вредный Кис
Любопытство не порок, а средство достижения цели.
название: ЧУДОВИЩЕ
фэндом: ориджинал
жанр: мистика
категория: всего и понемногу
статус: глубоко замёрз
предупреждение: бред воспалённого недосыпом мозга

 

часть III

 

Сначала я действительно прогулялась по Рио-де-Жанейро. Я нашла себе пару очаровательных жертв, и забрала их жизни со всей страстью и жестокостью, на которые была способна в тот момент.
Но мне быстро надоела Латинская Америка. И я ушла в старую добрую Европу. Сначала в обожаемую мной Прагу. А потом я совершила прогулку по маленьким городкам и деревушкам прекрасной тёплой страстной Испании.
Несколько дней я наслаждалась прогулкой, но затем вдруг поняла, что моё любопытство разыгралось не на шутку. Мне стало очень интересно, что же происходит в доме. Помирились ли Лукас и Илья. Но дотронуться до их сознания и спросить их самих я не решилась. Поэтому промаявшись так несколько часов я всё же решила вернуться и лично проверить.
Войдя в дом, я почувствовала присутствие обоих мужчин. И оба они находились на втором этаже. Я неслышно поднялась по лестнице, прошла по коридору и остановилась у дверей спальни. Те звуки, которые доносились до моего слуха из-за закрытых дверей, заставили меня улыбнуться.
Я осторожно приоткрыла дверь и заглянула в комнату. Моё любопытство - мой вечный двигатель.
На огромной кровати, застеленной шёлковым бельём тёмно-вишнёвого цвета, извиваясь, сливались в единое целое два великолепных обнажённых мужских тела. Лукас и Илья. Они знали о моём присутствии, но продолжали свою игру.
Я тихо вошла в комнату и прикрыла за собой дверь. Я пошла к противоположной стене, и, сотворив кресло, села в него, наблюдая за мужчинами.
Как они были хороши. Два сильных идеальных тела, слившихся в игре страсти. Наконец они оба достигли наивысшей точки наслаждения, и устало улеглись друг рядом с другом.
Я молчала и улыбалась. Илья сел в кровати, нашёл меня взглядом и улёгся на живот лицом ко мне.
- Я знал, что ты придёшь... - произнёс он.
- Знаю. - я кивнула.
- Иди сюда.
Я отрицательно покачала головой.
Лукас перекатился к краю кровати и встал с неё. У него было великолеп-ное тело и кожа оттенка янтаря. Он направился ко мне. Он подошёл, опус-тился передо мной на колени и нежно провёл рукой по моей левой ноге. От лодыжки до внутренней поверхности бедра.
Я удивилась. Когда я входила в дом, на мне были голубые джинсы и белый топ. А теперь я была одета в короткое шёлковое платье синего цвета.
Лукас прочитал мои мысли.
- Ты не умеешь контролировать свои желания, девочка. - улыбнулся он.
Я шутливо надула губки. Лукас снова улыбнулся, поцеловал моё колено и поднялся на ноги. Протянул мне руку.
- Иди к нам.
Я поднялась к нему на встречу, и он тут же впился губами в мои губы.
«Маленький ангел». - ворвался в моё сознание голос Ильи.
Я оторвалась от губ Лукаса и прошептала:
- Ты не разглядел. У ангела крылья летучей мыши...
Лукас снова привлёк меня к себе. А в моём сознании вновь зазвучал голос Ильи.
«Мне всё равно»...
Лукас обнимал меня. Я всё больше поддавалась его настойчивым ласкам. И вдруг...
Я почувствовала, что земля уходит у меня из-под ног. Меня будто затягивало в какую-то воронку. Тело отказывалось мне повиноваться. Я удивилась и хотела сказать об этом Лукасу, но не смогла произнести ни звука. Последним, что я увидела, был встревоженное лицо Лукаса.
Затем яркий свет. Много света. Он был повсюду. И я парила в его лучах. Мне было удивительно легко и спокойно.
И самое главное, этот свет имел ещё и цвет. Много цветов. В ярком бе-лом сиянии перемещались вихри всех оттенков радуги. Затем в этих вихрях начали проявляться какие-то виденья. Но я не смогла ничего разглядеть. Они двигались слишком быстро. Потом один из вихрей налетел на меня, и в моих глазах всё снова потемнело.
Я шумно втянула в себя воздух и открыла глаза. Я лежала на кровати в спальне Ильи. Илья и Лукас растерянно стояли рядом. Одеться они даже не подумали.
- Что... - моё горло было настолько сухим, что мне пришлось сглотнуть, для того чтобы произнести хоть что-то. - Что это было?
Я попыталась сесть, но дикая слабость заставила меня отказаться от дальнейших попыток.
- Ты отключилась. - Илья сел на край кровати и положил свою ладонь поверх моей.
- Чего? - я точно знала, что такие как я никогда и ничем не болеют. В физическом смысле с нами не может произойти ничего плохого. И это приводило меня в замешательство.
- Я не понимаю, что с тобой произошло. - произнёс Лукас. - Как ты себя чувствуешь?
Его забота разозлила меня. Чтобы его не видеть я отвернулась к окну.
- Как-то так... - я злилась на всё вокруг. На бодреньких Илью и Лукаса. На нежный весенний свет за окнами. На белый потолок с нарисованными на нём золотистыми и серебряными бабочками. На себя. За то, что я попала в эту ситуацию. За то, что я не могу разобраться в том, что происходит.
- Тебе нужно отдохнуть. - Лукас наклонился и нежно поцеловал меня в щёку.
Он был уже одет в шёлковую рубашку кремового цвета и хлопчатобу-мажные чёрные брюки. Но при этом был бос. Илья же до сих пор оставался обнажённым.
Моё раздражение требовало выхода.
- Может споёшь мне колыбельную?
- На каком языке? - вежливо поинтересовался Лукас.
- Пошёл ты...
- Девочка моя, - вмешался Илья в нашу «вежливую» беседу. - Что мне сделать для тебя?
- Отстать от меня. - я понимала, что я несправедлива к обоим мужчи-нам, но ничего не могла с собой поделать.
Я снова попыталась приподняться, и снова приступ чудовищной слабости заставил меня упасть без сил.
Лукас положил руку Илье на плечо.
- Оставь её пока.
Илья кивнул, поднялся с кровати и стал одеваться.
- Если что - мы рядом. - сказал Илья, выходя из комнаты вслед за Лука-сом.
Я не ответила. Мне было не по себе. Я видела, что мои мужчины тоже не понимают что происходит со мной.
Я закрыла глаза, но под веками была обычная темнота. Ни намёка на светящиеся цветные вихри. Постепенно я погрузилась в некое подобие сна без сновидений.
Когда я проснулась, ещё не открывая глаз я почувствовала, что состояние моё значительно улучшилось. Ни следа от моей давнишней слабости. Я села в кровати, затем встала с неё и прошлась по комнате.
Но что-то мешало мне наслаждаться моей вновь вернувшейся силой. Я прислушалась к своим ощущениям и поняла, что это была тревога. Причём эта тревога была не моей. Она принадлежала Илье и Лукасу, моим дорогим мужчинам, которые были где-то неподалёку. Я проследила направление и поняла, что они оба в кабинете Ильи, который находился через дверь от спальни.
Я вышла из комнаты и направилась к кабинету. Из-за двери доносилась приглушённая музыка. Что-то классическое. Я открыла дверь и вошла. На меня выжидающе уставились две пары глаз. Лукас и Илья.
Я прошлась по комнате, выглянула в окно, немного подумала, и уселась на подоконник. Я молчала. Илья и Лукас тоже. Они ждали, что я скажу им. А я не знала, что можно сказать.
- Как ты? - нарушил молчание Илья.
Вместо ответа я встала, пошла к его рабочему столу, открыла один из ящиков, достала пачку дорогих сигарет, золотую зажигалку и закурила. Это было хоть какое-то занятие, чтобы отсрочить начало разговора.
Сигарета помогала думать. Что я скажу этим двоим? Что мне страшно? Что я боюсь того, что всё может повториться? Я не могла тревожить их. Я закрыла от них свои мысли.
Сигарета закончилась. Я прикурила другую. Странно. Сейчас я хотела напиться или накачаться наркотиками. Интересно, как это можно осуществить? Алкоголь на меня не действует. Наркотики тоже. Что тогда? Забрать как можно больше смертных? Но я не испытывала голода. Смешно.
Мои чувства будто раздвоились. С одной стороны я ощущала всепогло-щающий панический страх. С другой - всё более разгорающееся любопытство.
Не знаю сколько прошло времени, но обнаружила я себя уже не в кабинете Ильи, а в моей любимой библиотеке. Вокруг было так дымно, как будто кто-то жёг костёр прямо посреди комнаты. Передо мной стояла полная пепельница окурков. Один взгляд на неё дал мне понять, что я выкурила не менее пяти пачек подряд. Немыслимое число для смертного.
Честно говоря, я не помню о чём я тогда думала.
Ещё какое-то время я провела в библиотеке, но потом всё же покинула её.
Из гостиной лилась чудесная музыка. Она будто звала меня за собой. Я спустилась вниз. Оказалось, что это Лукас играет на рояле.
Он почувствовал моё присутствие, но играть не перестал. Я подошла к нему и обняла сзади за шею, уткнувшись лицом в его распущенные волосы. Я поцеловала его волосы.
- Как ты? - прошептал он, сильнее прижимаясь ко мне затылком.
«Не надо...» - мысленно попросила я.
Я снова поцеловала его волосы. Потом отвела их и поцеловала за ухом. Дальше. В шею.
Сначала он застыл на месте. Потом молниеносно развернулся, схватил меня, и я оказалась у него на коленях. Он поцеловал меня долгим жгучим поце-луем, одновременно руками разрывая шёлк моего платья. Он опустил меня на пол и сам лёг сверху.
- Лукас, мой Лукас!.. - шептала я ему.
Он быстро избавился от своей одежды, и теперь мы оба были обнажены.
Он снова принялся целовать меня. Моё лицо, шею, грудь... В перерывах между поцелуями я слышала его шёпот:
- Сокровище моё...
Он повторял эти два слова без конца.
Я отдалась на волю его настойчивых губ, его властных рук, его сильного тела.
С Лукасом было всё иначе, чем с Ильей. С Ильей мы были равны. Мне хо-телось брать над ним верх. Илья был для меня партнёром, братом, другом, любовником... А Лукас. Лукас был нежным наставником, отцом, учителем. Мне хотелось следовать за ним, подчиняться ему.
Такие разные чувства. Но такие схожие. Я любила их обоих. Они оба были мне одинаково нужны. Одинаково дороги.
Ласки Лукаса доводили меня до исступления. Лёжа на ковре, я пыталась дотянуться до него, мне хотелось обнять его, вернуть ему ту страсть и ту нежность, которые он мне дарил. Но все мои попытки подняться с пола, дотянуться до него были нежно но настойчиво пресечены. Он раз за разом заставлял меня опускаться на ковёр и отдаваться в его власть.
И когда после всех ласк его губы снова накрыли мои, я всё же смогла об-нять его. Я обвила его руками и ногами.
Лукас немного отстранился и затем вошёл в меня. И чтобы предотвра-тить мой вскрик снова накрыл мои губы поцелуем.
Он ритмично двигался во мне. Но в тот момент для меня это было не главное. Из его рта в мой что-то вливалось вместе с его дыханием. Что-то неведомое и сладкое. Что-то нематериальное, но осязаемое. Перед моими глазами вспыхивали и гасли искры. В моём мозгу звучал его голос:
«Не бойся ничего. Я всегда буду с тобой».
Та субстанция, это нечто, то, что отдавал мне Лукас, теперь заполняла всё моё тело. Я будто плыла между небом и землёй. Лёгкая, невесомая, сияющая.
И когда физический акт любви достиг своей наивысшей точки, эта суб-станция вдруг будто взорвалась во мне мириадами живых огней. Они обжигали, но вместо боли приносили чувство неземного, не сравнимого ни с чем восторга.
Когда всё закончилось, мы долго лежали без движения. Я с удовольствием чувствовала тяжесть тела Лукаса на себе.
Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем Лукас перекатился на бок и лёг рядом со мной. Потом протянул руку и подгрёб меня себе под бок. Я прижалась к нему и спрятала лицо у него на груди.
Он что-то шептал мне на ухо, а я думала о том, что слишком люблю его, чтобы позволить ему решать мои проблемы.
Я поцеловала его, выбралась из его объятий, и отправилась на верх, в гардеробную. Там я выбрала себе длинное красное платье и красные туфли на высоком каблуке и отправилась обратно.
Выходя из комнаты, я почувствовала нечто странное. Какой-то непо-нятный и навязчивый зуд закрался мне под кожу по всему телу. Я быстро преодолела расстояние до лестницы и уже начала спускаться, когда меня заставил остановиться низкий гул. Он раздавался отовсюду. Он был навязчив. От него раскалывалась голова. И ещё он был очень знакомым. Перед внутренним взором мелькнула картина: я в промокшем плаще стою на площади перед православным храмом. Тот же звук!
Внезапно резкая боль пронзила мою голову. Я вскрикнула и обхватила голову обеими руками.
- Леда!.. - сквозь гул я услышала испуганный голос Лукаса.
В следующее мгновение боль пронзила всё моё существо. Ноги отказались держать меня в вертикальном положении и я, упав, покатилась по лестнице вниз. Передо мной промелькнули мраморные ступени, а через мгновение я увидела над собой встревоженное лицо Лукаса. Губы его шевелились, он что-то говорил, но я не слышала ни звука. Он прикасался ко мне, но я не чувствовала его.
В моём сознании стоял всё более усиливающийся гул. По всему телу пуль-сировала всё усиливающаяся боль. Я открывала рот, как рыба, вытащенная на берег. Я не смогла произнести ни одного звука.
Накатила новая волна всепоглощающей боли, ещё более сильная, чем прежние. Она заставила моё тело выгнуться. Затем ещё одна волна. И ещё. Затем темнота и покой.
Темноту сменили вспышки света, окружавшие меня со всех сторон. Вме-сте с вспышками вернулась боль. Она словно разрывала всё моё существо на атомы. Это было нестерпимо. Но иного мне в тот момент дано не было.
Снова темнота.
Я увидела себя сверху.
Я лежала на кровати Ильи. В своём красном платье. Глаза открыты. Смотрят куда-то вверх.
Илья стоял на коленях около кровати и держал меня за руку. Лукас стоял прижавшись спиной к дверному косяку.
Дверь была открыта. Вошли несколько бессмертных. Мужчины, женщины. Четверо. Двое мужчин, две женщины. Я их не знала. Они все были красивы.
Лукас создал стулья. Они усаживаются около кровати. Они о чём-то говорят. Но я не слышала ни звука.
Со своего места поднялась и подошла к моему ложу красивая высокая женщина с чёрными, как смоль, волосами. Илья уступил ей место и она села на край кровати. Она наклонилась и поцеловала меня в губы. Она раздвинула мои губы своим языком, и из её рта в мой излился поток такой же субстанции, какую мне передал Лукас во время близости. Я видела, как по моему телу пробежала дрожь. Но моего сознания в этом теле не было. Я смотрела на всё происходящее сверху.
Женщина с чёрными волосами поднялась с кровати, вздохнула, что-то сказала. Она вернулась на своё прежнее место. А её место на краю кровати снова занял Илья.
Мне было жаль его. Я видела, как по его щекам медленно текут слёзы. Лукаса мне тоже было жаль. В отличии от Ильи он скрывал свои слёзы. Ему было труднее.
Шальная мысль пронеслась в моём сознании:
«Неужели это смерть?»
Но никаких эмоций, кроме удивления я не испытала.
Снова накатила дурнотная темнота.
Потом вернулся свет.
Я увидела себя стоящей на площади какого-то города. Очень древнего города. Вокруг сновали люди в странных одеждах. Я подняла глаза и в отдалении увидела огромный дворец. Я сделала шаг и перенеслась во внутренние покои этого дворца. В комнату властелина.
Он сидел в кресле, или троне?, и был задумчив и явно чем-то расстроен. Это был настоящий гигант. Огромный рост, атлетическое тело, длинные тёмные волосы, и очень красивое лицо с большими тёмными, почти чёрными глазами. В моём сознании пронеслось имя: «Гильгамеш».
Он заметил, что в комнате кто-то есть и поднял на меня взгляд. Через секунду его лицо осветилось выражением истинной радости.
- Ты вернулся... - произнёс он, вставая и направляясь ко мне.
И только тут я заметила, что моё тело - тело мужчины. Почти такое же большое и мускулистое, как у царя. Только по моим плечам струились волосы цвета светлого золота.
А царь тем временем сжимал меня в своих объятиях.
- Энкиду, брат мой... - от переполнявших его чувств голос его прерывался. - Прости меня. Я погорячился. О, Энлиль! Хвала тебе! Энкиду, ты всё-таки вернулся...
Он взял меня за плечи, немного отстранился, а потом привлёк меня к себе и поцеловал в губы долгим, и явно не братским поцелуем. Снова отстранился от меня. Взял меня за руку и повёл за собой.
- Идём... - улыбнулся он мне.
Мы вошли через дверной проём в другую комнату. Там, ровно по центру, стояло огромное роскошное ложе.
Гильгамеш подвёл меня к нему и усалил на край. Сел рядом. Обнял меня за плечи и привлёк к себе. Снова поцеловал. Отстранился. На его лице читалось лёгкое недоумение.
- Что с тобой? Почему ты молчишь?
Я улыбнулась и убрала прядь волос с его глаз.
- Всё в порядке... - прошептала я.
Он улыбнулся и легонько упёрся рукой в мою грудь. Я подчинилась, опус-тившись на спину. Он лёг на меня сверху и снова принялся целовать.
Тут моё сознание отделилось от тела, и я увидела всю картину сверху, из-под потолка.
Двое божественно красивых мужчин предавались любви на великолепном царском ложе. Я завороженно наблюдала за ними, пока снова моё сознание не поглотила темнота.
Через какое-то время снова появился свет.
Теперь я стояла на возвышении. У моих ног было полно людей. Они все истово молились мне. Они любили меня и боялись. Я внушала им ужас.
Я чувствовала, что не могу пошевелиться. Я была статуей. Изваянием богини Кали.
Я увидела, как толпа расступилась и к моим ногам бросили какого-то несчастного. Вперёд вышел жрец и попросил моей милости для того человека. А затем его подняли и подтолкнули ко мне. Он завороженно взглянул на меня и медленно приблизился ко мне. Он был чем-то одурманен. Он подошёл ко мне и обнял меня, тесно прижавшись.
Две из моих многочисленных рук сошлись на нём в ответных объятиях всё сильнее и сильнее. Несчастному стало больно. Он начал вырываться и кричать. Но мои объятья становились всё сильнее и сильнее. Я чувствовала его боль. Это приводило меня в экстаз. Я чувствовала неземной восторг от этого убийства.
Наконец он обмяк на моих руках. Он был мёртв. По его телу ещё стекала кровь из открытых ран, которые я нанесла ему. Но он больше мне не нужен.
Я услышала ликование толпы. Я чувствовала её религиозный экстаз. Я разжала руки, и тело несчастного упало к моим ногам.
Моё сознание снова погасло, его снова наполнила темнота.
Снова свет.
Я стояла на высоком утёсе. Волны неспокойного моря бились о скалы внизу, у его подножья. Я стояла на самом краю и зачарованно смотрела вниз, любуясь этой картиной.
В то же время я заметила, что у меня вновь мужское тело.
Сзади послышался шорох мелких камней под чьими-то ногами. Я оберну-лась. Ко мне медленно приближалась женщина. Высокая, стройная, темноволосая. Та самая, что пыталась меня излечить. Я узнала её. И теперь я знала её имя. Рэя.
Я вытянула руку в её сторону, призывая остановиться. Она послушалась. В её глазах я различила муку. Она плакала.
- Аристид, не делай этого! - выкрикнула она .
Я улыбнулась ей. И снова посмотрела на море. Оно было таким тёмным, таким манящим.
Рэя подошла ближе.
- Зачем ты делаешь это? Зачем тебе это нужно? - взмолилась она.
Я снова посмотрела на неё.
- Я хочу свободы. - просто ответила я и сделала шаг к краю. - Этот дар слишком тяжек.
- Ты не можешь бросить меня! - простонала Рэя.
- Рэя, - ласково сказала я. - Ты уже слишком большая девочка и можешь сама позаботиться о себе. А я так устал от перемен.
- Но они же во благо!..
Я покачала головой.
- Ты получила бессмертие и уже не изменишься. Теперь ты всегда будешь одинакова. А я... Я бессмертен, но всё же продолжаю меняться. Это причиняет боль. Ты даже не можешь себе представить, что это такое! И я не желаю кому-либо испытать такое же. Я устал. Прости...
Я раскинула руки и взмыла вверх.
- Не-е-ет!!! - долетел до меня крик Рэи.
Я даже не оглянулась.
Моё сознание отделилось от этого тела, и я увидела всю картину со стороны.
Женщина стояла на коленях на краю утёса и безудержно рыдала. А Ари-стид поднялся ввысь и теперь с блаженной улыбкой что-то шептал. Затем тело его рассыпалось в прах, так, как рассыпаются тела наших жертв. Этот прах осыпался в море и смешался с пеной волн.
Меня снова накрыла темнота.
Потом, не смотря на темноту, я почувствовала своё тело.
Я вздохнула. Вдох получился болезненным и в то же время чудесным. Я открыла глаза и поняла что темнота - это всего лишь темнота под моими закрытыми веками. И не более того.
Я лежала в спальне Ильи. На его кровати. Рядом не было никого. На мне было всё то же красное платье. Я блаженно улыбнулась.
Я села и потянулась как кошка. Это было приятно. Боли больше не было. Ни в единой клеточке моего организма.
Поднявшись с кровати, я прислушалась к тому, что происходит в доме. Меня интересовал только один момент - сколько в доме бессмертных. Выяс-нилось, что Илья и Лукас были в доме. Но кроме них были и ещё бессмертные. Сколько их - я понять пока не могла.
Я тихо выскользнула в коридор, и лицом к лицу столкнулась с Рэей. Она удивлённо вскрикнула, но тут же взяла себя в руки. Я же просто разглядывала её, пытаясь в мельчайших подробностях сравнить её с тем образом, который я видела в своих бесплотных скитаниях.
Рэя была выше меня. В ней было около ста восьмидесяти сантиметров роста. Но при этом она была потрясающе красива, грациозна и стройна. Просто мечта любого мужчины. Красивые тёмно серые глаза, правильный греческий нос, ярко-розовые пухлые губы. И конечно же тёмные, почти чёрные, длинные, доходящие до пояса волосы, свободно лежащие по плечам.
Не знаю почему, я схватила её за руку, и втащила обратно в спальню. Я создала кресло и взглядом велела ей сесть в него. Рэя подчинилась. Машинально я создала точно такое же кресло напротив первого и тут же плюхнулась в него.
Рэя уставилась на меня вопросительным взглядом. Я же, не раздумывая послала ей образы, увиденные мной. Она была потрясена, просто ошеломлена. Она прикрыла глаза и некоторое время молчала. Когда она снова открыла глаза, в её взгляде читалась печаль и удивление.
- Рассказывай! - потребовала я.
Откуда-то я знала, что ей известно о том что происходит со мной не-сколько больше, чем остальным.
Рэя вдохнула, с какой-то странной жалостью посмотрела на меня, и я услышала историю древних представителей нашего рода. Довольно страшненькую историю.
...Началось всё когда-то очень давно. Люди верили в богов. Боги повелевали людьми. В древности мир был прост и полон удивительных чудес. Одним из них и стало в один прекрасный момент появление бессмертных.
Бессмертные двигались сквозь время, не замечая его. Кто-то из них под-страивался под изменения, происходившие в мире смертных, кто-то не желал обращать внимания на происходящее вокруг.
Бессмертные образовывали союзы. Чаще друг с другом. Бывало и со смертными.
Одним из союзов между бессмертными и людьми стал союз Энкиду и Гильгамеша. Союз этот нашёл отклик в древних легендах. Гильгамеш был смертным царём. Энкиду - бессмертным, успевшим прожить к тому времени пару тысяч лет.
И именно в это время с Энкиду стали происходить странные и страшные вещи: боль охватывала всё его тело, видения преследовали его по пятам, сознание покидало его измученное болью тело, его разум отказывался воспринимать происходящее. Кода случались эти приступы, он уходил из дворца своего возлюбленного. По возвращении он находил Гильгамеша в смятении. Они бросались друг другу в объятия, и всё было хорошо до следующего приступа.
Так продолжалось довольно долго. Но в конце концов Энкиду устал от постоянной, невыносимой, неземной, невыразимой боли. Он простился со своим любимым царём и позволил вечности поглотить себя, оставив после себя лишь серебристый пепел.
Гильгамеш был безутешен. Но рыдал не только смертный царь. Многие бессмертные тоже оплакивали светловолосого гиганта Энкиду. Его любили все.
Но время не стояло на месте, и на территории нынешней Индии появи-лась на свет красивая девочка с медной кожей, которую назвали Кали. Она выросла в настоящую красавицу. В определённый момент вечность призвала её. Кали стала одной из бессмертных.
Но не прошло и трёх столетий, как с ней тоже начали происходить бо-лезненные изменения. Но Кали терпела. Терпела боль, утрату чувств, потери сознания. Потом изменения стали иметь более тяжёлые последствия. Её ко-жа стала невероятно плотной.
Изменения коснулись и её личности. Кали стала терять рассудок. Теперь она насыщалась с невероятной жестокостью и делала это на глазах у многих смертных.
Смертные видели её. Они боялись её. Сначала Кали объявили демоном. Несколько веков спустя - божеством. Теперь Кали появлялась перед смертными когда ей было угодно.
К тому времени не только рассудок Кали претерпел изменения, измени-лось и её тело. Теперь вместо двух рук тело Кали украшали целых шесть, по три с каждой стороны. И при этом движения её становились всё более замедленными. Тело её будто бы превращалось в камень. И однажды убив очередную жертву, Кали не смогла сдвинуться с места.
Смертные нашли её. Они построили для неё храм, возвели алтарь, и водрузили Кали на этот алтарь. Смертные стали ей истово молиться. Они начали исповедовать и насаждать культ жестокой богини. Ей поклонялись. Ей приводили жертвы, и она принимала их и убивала с исступлённым удовольствием.
Кали была полностью безумна. Бессмертные отвернулись от неё предос-тавив её её собственной судьбе. Но к изумлению многих из бессмертных Кали прожила ещё достаточно долго.
А когда её тело всё же рассыпалось в прах, смертные изваяли статуи, походившие на неё, и стали молиться им.
Прошло ещё какое-то время, и ряды бессмертных пополнил грек Аристид. В один прекрасный день он стал наставником Рэи. Но уже тогда изменения коснулись его. Аристид мужественно боролся с ними. Он не желал разделить судьбу Кали или Энкиду.
Но спустя двести лет он не выдержал и решился покончить со всем этим. Рэя умоляла его не уходить, не оставлять её одну. Но Аристид слишком сильно страдал. Он не видел другого выхода.
Аристид был романтиком. И убить себя он решил красиво. Он использовал одно из изменений - полёт. Он взлетел над морем. И там, в небе, над морем он отдал свой пепел миру...
- А теперь вот ты... - грустно вздохнула Рэя, глядя мне в глаза.
В моём мозгу вертелось одно слово, которое я и произнесла вслух.
- Мутация?..
- Наверное, ты права. - тихо отозвалась моя собеседница. - Мы надея-лись, что это больше никогда не повториться.
Мне не хотелось говорить. В голове была мешанина из фактов, видений, ощущений. Я закрыла глаза и откинулась на спинку кресла. Сколько прошло времени я точно не знаю, однако открыть глаза меня заставил изумлённый и в то же время испуганный вскрик Рэи.
Я открыла глаза и заворожённо уставилась на свою левую руку. На моей ладони медленно вращался маленький огненный шар. Только огонь был голубым с жёлтыми всполохами. Я машинально сжала ладонь, и шар без каких-либо последствий растворился в моей руке.
Я снова раскрыла ладонь. Шар не появился. Я нервно хихикнула. И тут же истерически расхохоталась. Я всё смеялась и смеялась и никак не могла остановиться.
В чувства меня привела довольно увесистая пощёчина. Я медленно подняла взгляд на того, кто меня ударил. Это был Лукас. Он склонился надо мной и испытующе вглядывался в моё лицо. Его руки упирались в подлокотники моего кресла.
Я смотрела в его знакомое лицо. Разглядывала каждую морщинку, каж-дый волосок. Ещё недавно я любила это лицо. Но сейчас меня вдруг охватил сильнейший приступ неконтролируемой ярости. Я со злостью оттолкнула Лукаса от себя. Но я не рассчитала силы, вернее не знала, что я настолько сильна. Лукас отлетел от меня, как будто его ударили тараном, и ударился о противоположную стену.
Я удивлённо уставилась на него, не очень понимая, что произошло.
А Лукас пытался подняться. К нему на помощь подоспел Илья и уже поддерживал его за руку. Из носа и ушей Лукаса текли тонкие струйки крови.
Неужели это сделала я?.. Не может быть!..
Лукас взглянул на меня. В его глазах я прочла боль. Во взгляде Ильи я уло-вила растерянность и непонимание. Он проводил Лукаса на кровать и помог удобнее устроиться.
Я отвернулась. Мне не хотелось встречаться взглядом ни с одним из них.
И тут я увидела, что в комнате присутствуют ещё бессмертные. Рэя и ещё двое. Незнакомые мне мужчина и женщина. Они внимательно следили за мной. Меня это раздражало.
Я в упор уставилась на женщину. Та побледнела и через мгновение схватилась за голову. Так, как будто её разрывала сильнейшая боль. Мужчина переводил растерянный взгляд с женщины на меня.
И тут я почувствовала на своей руке чужую руку. Я перевела взгляд и увидела Рэю.
- Тихо... Успокойся... Тихо... - ласково говорила она, поглаживая меня по руке.
И действительно, её голос успокоил кипевший во мне гнев.
Потом она помогла мне встать и повела меня куда-то. Я не сопротивлялась. Мы вышли из дома и углубились в лес, который окружал наш дом, и пошли по тропинке.
Рэя привела меня на лесную поляну покрытую ковром мягкой сочной зелё-ной травы. Поляна была небольшая и кроны деревьев создавали над ней нечто вроде купола. Мне понравилась эта поляна. Рэя прошла в центр поляны и опустилась на траву, жестом приглашая меня присоединиться к ней. Что я с удовольствием и сделала, вытянувшись во весь рост в мягкой траве.
Рэя сидела рядом и задумчиво глядела на меня.
Мне вспомнился Лукас. Его наполненный душевной болью взгляд. И мне стало невыносимо стыдно. Я закрыла глаза.
Через секунду я почувствовала поцелуй на своих губах. Волосы Рэи каса-лись моего лица. Было приятно. Я ответила на поцелуй. Потом Рэя отстранилась.
- Зачем ты это сделала? - услышала я её голос.
- Что? - спросила я, не открывая глаз.
- Зачем ты ударила Лукаса?
- Не знаю... - я медленно провела по лицу рукой. - Я сама не понимаю, как я могла его ударить. Любого, только не его. Но знаешь, тогда я чувствовала к нему только ненависть. Но ведь я его люблю?.. Или нет?.. Я совсем запуталась...
- Успокойся. - Рэя легла рядом и теперь её дыхание касалось моей щеки.
- Я не знаю что является явью, а что горячечным бредом, плодом моего больного, свихнувшегося разума. - тихо прошептала я. - Кажется, я схожу с ума.
- Не говори так. Я не позволю тебе сойти с ума. Только не тебе.
Я снова почувствовала поцелуй на своих губах. Такой нежный. И такой настойчивый.
Одна рука Рэи легла мне под голову, на затылок. Её другая рука скользнула по моему телу, потянула шёлк платья вверх и дотронулась до моего обнажившегося бедра. Нежные пальцы Рэи пробежали по моей коже и остановились на треугольном холмике тёмных волос между ног.
Продолжая целовать меня, Рэя принялась поглаживать мою горячую плоть между ног.
Никогда ещё я не была с женщиной. С бессмертной, подобной себе.
Рэя тем временем стала опускать свои поцелуи всё ниже и ниже. Губы, подбородок, ямка между ключицами на шее, ложбинка меж грудей, живот. Я чувствовала её поцелуи, её дыхание, касание её волос сквозь шёлк платья так, будто на мне не было ничего.
Она раздвинула мои ноги и опустилась между ними на колени. Её руки легли мне на бёдра. Её волосы ласкали мою кожу. Она опустила голову, и я почувствовала, что её язык коснулся моей разгоряченной желанием плоти.
Мои пальцы запутались в её волосах. С моих губ срывались лишь стоны и всхлипы. Это казалось сладкой изощренной пыткой, которую мне не хотелось прекращать.
Много раз Рэя доводила меня почти до пика, но каждый раз отступала, заставляя меня бессильно стонать и сжимать в руках пряди её тёмных волос. Но все-таки, в конце-концов, моё тело взорвалось совершенно немыслимым фейерверком эмоций и ощущений. Каждая моя клеточка торжествовала и стонала одновременно. Это было так ярко.
Придя в себя, я обнаружила, что Рэя снова лежит рядом со мной и гладит меня подушечками пальцев по лицу. Нежно. Мягко. Чуть касаясь.
Я отвернулась от неё. Она была слишком красива. Она была слишком добра. А моя душа металась в потёмках, не понимая, что ей нужно.
- Почему ты делаешь это? - спросила я.
Рэя была удивлена вопросом, но всё же ответила.
- Ты мне небезразлична.
- Это не повод. - произнесла я, поднимаясь с травы.
Я отошла к окружавшим поляну деревьям. Мне не хотелось видеть лицо Рэи, и я встала к ней спиной.
- Ты не боишься меня? Не боишься того, что я могу тебя ударить? Убить?
Рэя не ответила. Я немного подождала и повернулась к ней. Она сидела в траве и смотрела на меня.
- Что ты молчишь?! Неужели ты хочешь, чтобы я поверила, будто к такому чудовищу, каким становлюсь я, можно испытывать что-либо кроме страха и отвращения? - раздражённо произнесла я.
- А что чувствуешь ты? Ты сама? - ответила она вопросом на мой во-прос.
От неожиданности я запнулась.
- Я?!.. Кого интересует, что чувствую я?!
- Меня. - Рэя пожала плечами. - Илью. Лукаса. Остальных.
- Ох, не смеши меня. Илья и Лукас меня ненавидят. Они слишком привязаны друг к другу, чтобы простить то, что я сделала. Остальные меня боятся. Моя сила неизвестна даже мне. И я не знаю, как с ней справиться. И при этом ты смотришь на меня так, как будто этого не понимаешь. Ты что блаженная?
Меня начинало раздражать спокойствие, с которым Рэя смотрела на меня.
- Леда, успокойся. - наконец произнесла она.
Этот её спокойный тон разозлил меня ещё больше.
Чтобы отвлечься, я взглянула на голубое безоблачное небо, и оно тут же покрылось иссиня-чёрными тучами. Порывы сильнейшего ветра ворвались на поляну. С деревьев полетели сучья. Один из них ударил Рэю. С неба полил жуткий ливень.
А я стояла и смотрела на всё это с неожиданно снизошедшим на меня спокойствием.
Порывы ветра с чудовищной силой дули мне в спину. Но я даже не шелохнулась. А вот Рэе пришлось несладко. Она пыталась приблизиться ко мне, но все её попытки были тщетны. Порывы ураганного ветра раз за разом отбрасывали её от меня.
Сквозь шум до меня донёсся её крик.
- Леда! Прекрати! Пожалуйста, хватит! Остановись! Леда! Что ты делаешь!..
Я словно очнулась от сна.
Я порывисто втянула в себя воздух, и всё кончилось. Небо опять было безоблачным. Ветер опять чуть шевелил листву. А Рэя стояла на коленях посреди поляны и из глаз её текли слёзы.
Какое-то время я молча смотрела на неё а потом сухо задала вопрос.
- А теперь, когда ты убедилась, что я чудовище, теперь я всё ещё тебе небезразлична?
Рэя подняла на меня заплаканные глаза. Она долго смотрела на меня, а потом произнесла фразу, которая потрясла меня до самых глубин моей жес-токой и неуравновешенной души.
- Пожалуйста, останься со мной...
- Что?! - не поверила я своим ушам.
Рэя поднялась на ноги, подошла ко мне, взяла моё лицо в ладони и зашеп-тала.
- Мне всё равно кто ты, что ты сделала или сделаешь. Я просто хочу, чтобы ты была рядом. Останься со мной. Пожалуйста. Я не позволю тебе сойти с ума. Я не позволю тебе испытать боль. Я не позволю тебе страдать. Будь со мной. Я так хочу, чтобы ты была рядом со мной. Я последую за тобой куда только ты пожелаешь. Я сделаю всё, что ты хочешь. Только останься со мной.
- Ты серьёзно?! - я чуть не лишилась дара речи. - Зачем тебе это надо?
Рэя прижалась лбом к моему лбу и еле слышно произнесла.
- Наверное, потому что я полюбила тебя.
Я грубо оттолкнула её.
- Ты с ума сошла! Не видишь, я опасна! Опасна для окружающих! Опасна для себя!
- Мне всё равно... - тихо ответила она.
Я прошлась по поляне. Вернулась к Рэе. Я взяла её за грудки, притянула к себе и заговорила.
- Ты что думаешь, я не понимаю, почему ты это делаешь? Ты ищешь во мне воплощение Аристида. Но я не он. Он давно умер. Ты его не вернёшь. Ты решила спасти меня, так как не смогла спасти его? Не так ли? Так вот, знай, я не собираюсь кончать с собой. Ни за что на свете. Я лучше всех вас перебью. Но сама останусь жить. Ты поняла меня? - я оттолкнула её от себя. - А теперь пошла вон отсюда!
Рэя отлетела метра на три и упала на бок. Но тут же встала, подошла ко мне и, обняв, сгребла меня в охапку.
- Отпусти меня. - раздражённо сказала я.
- Нет. - Рэя покрывала поцелуями мои волосы. - Нет. Нет. Нет...
И тогда я с силой, недоступной ни одному бессмертному, оторвала её от себя, хотя она всеми силами пыталась сопротивляться, и швырнула её через всю поляну. А потом я развернулась и бегом устремилась в лес.
Подальше от Рэи. Подальше от воспоминаний. Подальше от гнева.


@темы: ориджинал, ЧУДОВИЩЕ

URL
   

Вредный Кис

главная